Кто о смерти скажет нам пару честных слов?


        Кто о смерти скажет нам пару честных слов?

Животные обладают, если так можно выразиться, чувством жизни, которое, скорее всего, было присуще и человеку, но впоследствии им утрачено. На одном из видеосюжетов было показано рождение слоненка в неволе. Вначале было страшно, потому что достаточно долго выродившийся слоненок был неподвижен. 

Тогда слониха, одна стопа которой была в полтора раза больше, чем новорожденный, стала его пинать, пихать, шлепать в лужу (видимо в отошедшие воды), мутузила его как тряпку, и добилась таки своего: слоненок ожил и поднялся на ножки. Я, конечно, небольшой специалист по слоновьим родам, но слоненок выглядел мертвее мертвого, а она его все-таки реанимировала, почти по человечески, когда новорожденного ребенка поднимают за ножки и шлепают. Значит, она чувствовала, что слоненок еще жив. Ведь, когда те же матери-животные, как бы они не защищали свое потомство, обнаруживают, что кто-то из помета или выводка умер, они тут же теряют к этому трупику всякий интерес. 

Не приближаются, не нюхают, не пытаются «достучаться», как будто «видят», что души уже в этом тельце нет. Когда-то читала, что обезьяна просто выкидывает трупик погибшего у нее на руках детеныша.

Похоже, что животные вместе со всеми растениями и даже с прочей мелочью по месту обитания объединены в некую духовную сеть, и информацию они получают не только вербальную, то есть не только с помощью зрения, слуха и т.д. Правда, доступ у них как-то ограничен, иначе хищники не могли бы выловить ни одну жертву, а может просто у стареющих или чем-то больных животных этот доступ снижается (тут, конечно, множество вариантов, и предполагать можно бесконечно).

А вот у человечества с развитием мышления такая невербальная связь почти пропала. Кроме того, ни одно живое существо, кроме человека, не хоронит своих собратьев. Правда, этому есть вполне естественное объяснение. Когда, начиная с прачеловека (это и неандертальцы, и кроманьонцы), люди стали пользоваться хоть какими-то орудиями для охоты или собирательства, появился излишек продуктов, и соответственно стало рождаться и выживать больше народа. А поскольку жить они старались вместе, защищая территорию проживания, то умершие, буде они оставлены в «жилище» становились источником бед и болезней. 

Поскольку про заразу, бактерии и микробов тогда не знали, связывали такое положение с тем, что умершие чем-то недовольны, потому и забирают с собой своих соплеменников. Их стали хоронить (здесь ссылка на Погребальные обряды первобытных племен, там полстраницы текста). Там даже связывали трупы, закладывали мамонтовыми лопатками и камнями. По той же причине стали оставлять личное оружие и предметы умершего, потом, чтобы задобрить, стали класть в могилы и сокровища. Может, по неведению, хоронили не умерших, а впавших в кому людей, которые очнувшись, возвращались, но будучи больными, все-таки погибали и при этом еще кого-то заражали. Собственно, отсюда могли пойти все эти страхи перед покойниками, зомби, вурдалаками и прочими мистическими ужасами (на одном конгрессе нейрофизиологов представляли приборы, фиксирующие мозговую деятельность, с победными реляциями, что теперь уж невозможно будет похоронить живого человека. Тогда вышел нейрофизиолог из Ватикана и сказал, что когда Папа умирает, к нему подходят, 3 раза стучат молоточком по темечку и спрашивают: — «Ты жив?», а после того, как затих смех в зале, этот ватиканский нейрофизиолог спросил: — «А не будете ли вы так же веселиться через 50 лет, когда скажут, что именно по этими приборами определялось, умер человек или нет?»). Хотя, 3, 7-9 и 40 дней после смерти людей выделяют не просто так, по-видимому, духовные составляющие человека каким-то образом могут еще контактировать с живыми.

Всевозможные, самые экзотические, с нашей точки зрения, похоронные ритуалы направлены, вроде бы, на то, чтобы душа покойного побыстрее и с легкостью переместилась туда, куда ей положено, а кроме того, чтобы не обиделась на оставшихся живых и не вредила им. Иногда поражает, что люди могут годами не вспоминать своих престарелых родственников, но стоит тем умереть, как все разом собираются и долго, и сложно совершают всяческие ритуальные «пляски».

Хотя самыми необъяснимыми для меня, например, остаются похоронные обряды Древнего Египта. Расход такого колоссального материального ресурса, для сохранения выпотрошенной оболочки покойника, никак не объясняется. Очень похоже на то, что египтяне начитались моего любимого фэнтези, или и в самом деле наблюдали, как инопланетяне закладывали своих болезных или почивших соплеменников в медкапсулы или стазискамеры, причем с прозрачной крышкой, а затем отправляли их вместе с вещами, приборами и различными земными трофеями в сооружения, подобные пирамидам, откуда те или порталами, или аппаратами отправлялись на свои планеты. 

А потом уже, древние египтяне (как современное островное племя, после ухода дислоцировавшихся там военных, начало строить соломенные самолеты и маршировать как американские солдаты, в надежде, что «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете…») стали делать псевдомедкапсулы и псевдопорталы, набивать последние множеством сокровищ и артефактов, в расчете на то, что умершие каким-то образом доберутся до цели.

Правда, в древности было представление, что не только живые существа, а и все предметы обладают душой. Может, закладывая вещи в захоронения, считалось, что их проекция или духовная составляющая будет служить покойнику в загробном мире? Тут несколько непонятен такой нюанс: вот, например, камень. У него есть душа. А если его расколоть на 2 куска? 

Вроде его свойства как камня не изменились (в отличие от любого живого существа, которое просто погибнет, а значит и душа его от него отойдет), так что, теперь стало 2 души у каждого куска? А в крошку? Впрочем, в квантовой физике существует понятие связанных частиц, которые «чувствуют» друг друга на любом расстоянии, причем мгновенно. Однако, как только эти «забавные» квантовые частицы собираются в некую критическую массу, они тут же начинают «тихариться» со своими необычными свойствами.

На этом сайте выставлена статья «Реинкарнация». Довольно оригинальная и остроумная трактовка забывчивости душ, но, к сожалению, вопросы все равно остаются. Традиционное представление говорит, что душа в материальном мире забывает о своих прошлых воплощениях для того, чтобы лучше развиваться в будущих. Правда, непонятно, зачем душе возвращаться раз за разом, все забывая, и натыкаться на одни и те же грабли, делая одни и те же ошибки. И поскольку понятие реинкарнации пришло из Индии, то их же учение Ньяя утверждает (если я ничего не напутала), что духовный и материальный мир достаточно независимы, и первый «делегирует» души в материальные тела за какой-то только ему ведомой надобностью. 

И с реинкарнацией, очень вероятно, можно говорить, что душа ничего не забывает, а накапливаемые знания оставляет с собой, только отправляются они в подсознание, к которому у нового материального тела нет прямого доступа. Можно говорить, что это еще одна попытка исправить карму, или испытание на возможность побороть всяческие фобии и вырваться уже более совершенным куда-то дальше или выше в духовном плане. 

Вот есть же люди, которые нерационально боятся пауков (может, в каких-то воплощениях, были пауками съедены), или не могут научиться плавать, потому что боятся открытой воды (морей, рек, озер и т.д.), хотя, насколько известно, любой родившийся ребенок «автоматически» держатся на воде. Если учесть, что в прошлых воплощениях были некие трагедии, связанные с нынешними фобиями, то такое предположение более естественно, чем, допустим, объяснение фобии тем, что в четырехлетнем возрасте мальчик увидел тощую, старческую, волосатую ногу своей писающей гувернантки, и это видение поменяло его жизнь (о вытеснениях, оговорках и многом другом у Фрейда я ничего против не имею).

Однако, вопросов все равно больше, чем даже не ответов, а предположений. Вот наша соседка – дама весьма чистоплотная и не любит кошек. Причем, она не какая-то забитая пейзанка, для которой животное, не приносящее ни молока, ни мяса, право на присутствие в ее жизненном пространстве не имеет. Хочется сказать, что в каких-то прошлых воплощениях она была мышью, которую съела кошка. Дошло до того, что она смела веником со своего балкона котят, только открывших глазки, которых дворовая кошка-мать, перепрятывая, занесла на этот балкон. Котята, естественно, погибли, и когда другая соседка, случайно заметившая это, и приглядывающая за кошкой, стала ей выговаривать на недопустимость такой жестокости, дама стала эту сердобольную еще и обвинять в том, что она за кошками неправильно следит. 

При этом, у дамы не было ни капли раскаяния, так небольшая досада на то, что она попалась, и это может нарушить тщательно создаваемый ею образ идеальной женщины. И свое возмутительное поведение она вполне себе оправдывает в рамках образа идеальной женщины тем, что у ее мужа (которому, на минуточку, почти под 90, и который до сих пор носится «как конь с яйцами») аллергия на кошачью шерсть, хотя ни один анализ ее убеждения не подтвердил. И куда она попадет после смерти? В ад? В который? 

Мусульманский, христианский? А ведь ей еще сейчас приходится скрывать свой когда-то воинствующий атеизм. Здесь на сайте есть статьи про эгрегор, и, вероятно, люди создают и Рай и Ад, только не вселенские, а как бы локальные. Потому что невозможно представить себе ад, заполненный невообразимым количеством всех тех, кто не является приверженцем твоей религии. Такой Рай или Ад просто теряет смысл. И, в конце концов, страшнее, чем попасть в Ад, будет застрять в чьем-то подсознании, не имея возможности ни на что, только, может, на бессильное созерцание. Но, любая вера, в первую очередь, позволяет душе не просто спастись, а стать, по крайней мере, независимой от какой-бы то ни было материальности. Правда, только настоящая, истинная вера. А настоящая вера – это ни в коем случае не экзальтированный истерический фанатизм, который лишь свидетельствует об отсутствии веры, и стремлении за счет других доказать в первую очередь себе, что эта вера есть. Истинная вера – это «непротивление злу насилием», однако такая вера — также сугубо индивидуалистический путь самосовершенствования, потому как в масштабе более одного человека такай путь — изначально нежизнеспособная утопия. Да, и для индивидуального развития нельзя становиться тряпкой для битья, так как это скорее саморазрушение и самоубийство, которые никак не способствуют совершенствованию. Вот такая сложная ситуация.

Источник: salik.biz

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

четыре × три =

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.